Русский

Русский

Маркетплейс
logo overgear.com
World of Warcraft Лор Война древних: сказание четвёртое

Сквозь ставшие чёрными воды Колодца Вечности уже можно было разглядеть огромную фигуру Саргераса со сломанным мечом в руке. Ему помогала Душа Демона, которую так охотно добыл младший из братьев Ярость Бури, чтобы доказать миру своё могущество. Ему помогали Старые Боги, которые c приходом Пылающего Легиона надеялись снова завладеть Азеротом и прихлопнуть всех неугодных, в том числе и самого падшего титана. Ему помогала королева Азшара и другие высокорождённые, думая, что при Саргерасе установится единоличная власть высших эльфов. У всех были свои мотивы помогать злу, становиться злом или продолжать им быть. Стоит только дать ему волю — глаза покроются пеленой, через которую не видно ни света, ни красоты, ни любви. Но любви не нужно, чтобы на неё смотрели. Она живёт, невидимая глазу, и не напоминает о себе до нужной поры. Она приходит всегда вовремя, как пришла на помощь Иллидану в минуты непроглядного мрака. После того, как Тиранда чуть не погибла на его глазах, эльф увидел свою настоящую дорогу и отправился по пути спасения Азерота.

Через массы демонов они пробивались к Колодцу Вечности. Иллидан всё твердил Тиранде о заклинании, которое поглотит слуг Саргераса и спасёт Калимдор от смерти. Что движет им? Какая сила помогает ему? Тиранда не знала ответов. Она не могла узнать в этом отчаянном эльфе друга своего детства.

Видя близкое пришествие своего хозяина, Архимонд сосредоточил все силы для решающего сражения. Он знал, что эльфы ничего не могли противопоставить его огромной армии и ещё большей жестокости. Бывший начальник стражи, а теперь командир эльфийского войска, Джарод Песнь Теней, тоже знал это, но готовился к битве всё равно. Внезапно, будто, чтобы сломить решимость Джарода, разведчики доложили, что с тыла к эльфам приближаются огромные невиданные существа. Таурены, которые незадолго до того примкнули к защитникам Азерота, даже не пытались противостоять им, и были правы. Их вёл Кенарий, владыка лесов и покровитель друидов, а ими были грозная Авиана, братья-медведи Урсок и Урсол, боров Агамагган и другие древнейшие создания Азерота, которые не могли не вмешаться в дело, решающее судьбу их дома.

Новые союзники низвергали демонов на земле и в воздухе: Агамаган прорезал ряды инферналов, как нож; Авиана защищала эльфов от летучих мышей, но войска Пылающего Легиона продолжали напирать — им было всё равно, где умирать, под стрелами эльфов или от руки своего командира Архимонда. Даже прилетевшие на помощь драконы не поколебали решимости демонов, которые одного за другим убивали могущественнейших защитников Азерота. В эту минуту отчаяния на поле боя появился огромный белый олень. Он обладал силой, неподвластной ни одному войну Калимдора. При виде его демоны бежали в панике и не могли причинить вред. Это был Малорн — отец Кенария и самой природы Азерота. Не став дожидаться, пока паника окончательно распространится по рядам демонов, Архимонд собственнолично сразился с оленем. Эта битва стала венцом войны оружия — Архимонд убил своего противника, свернув тому шею — оставалось увидеть венец борьбы алчности и лицемерия, которыми были пропитаны стены Зин-Азшари и воды Колодца Вечности.